В ПАТРИОТИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ – СПАСЕНИЕ ГЕНОФОНДА СТРАНЫ!

 

В прошлом году на суд общественности был представлен новый учебник истории Александра Филиппова «История России 1945-2007», вышедший массовым тиражом в издательстве «Просвещение». Учебник сразу же был подвергнут критике, особенно за попытку преуменьшить масштабы сталинских репрессий и своеобразную трактовку личности самого Сталина, который был назван «эффективным менеджером». Теперь издательство объявило о готовящемся новом учебнике «История России 1900-1945», а учителям была роздана его концепция. Как и прежде, сначала планируется написать пособие для учителя, потом его обсудить, а затем издать сам учебник.

Что же из себя представляет новая концепция  и почему опять, как и год спустя, в либеральной прессе раздаются проклятия в адрес ее авторов? Издание «Время новостей» дает подробную характеристику новой концепции. Вот некоторые ее положения.

 Сталин действовал в конкретно-исторической ситуации, действовал (как управленец) вполне рационально - как охранитель системы, как последовательный сторонник преобразования страны в индустриальное общество, управляемое из единого центра, как лидер страны, которой в самом ближайшем будущем угрожает большая война. «Большой террор», по мнению авторов концепции, прекратился сразу, как только Сталину стало ясно, что монолитная модель общества создана. И это произошло к лету 1938 года. После этого, начинается другой народно-хозяйственный проект под руководством не менее «эффективного управленца» Лаврентия Берия. Анализируя процессы, проходившие в СССР в 1937-1938 гг., авторы новой концепции предписывают учителям пересчитать цифры: «Думается, было бы правильно, если бы здесь появилась формула, в которую будут включены лишь осужденные на  смертную казнь и расстрелянные лица».  Таким образом, как полагают авторы, учитель истории уйдет от спекуляций, «когда в число жертв репрессий приплюсовывались все, причем не по одному разу (включая тех, кто лишился работы по политическим мотивам, был исключен из комсомола и из партии и т.п.)».

Далее излагаются некоторые тезисы истории России и СССР указанного периода. 

Россия никогда не уступала по темпам развития другим странам, отставала она лишь в том, "что не являлось ее цивилизационной составляющей, а было заимствованным извне". Царь Николай II был убежден, что отказ от абсолютной монархии, "ослабление вертикали власти" приведет Россию к катастрофе, "поэтому отвергал все те проекты реформ, которые предполагали хоть в какой-то перспективе изменение этого порядка". С 1914 по 1917 год в России произошла Великая Российская революция по типу Великой Французской. В гражданской войне виновны в основном большевики, в то же время Белое движение "в ряде случаев выступало альтернативой профашистского толка, из которого вполне могла реализоваться националистическая модель развития". Организованного голода в деревне в СССР не было, он был связан "как с погодными условиями, так и с незавершенностью процессов коллективизации". В конце 30-х годов, в рамках модернизации в СССР построен не социализм и не капитализм, а индустриальное общество. Пакт Молотова-Риббентропа - ответ на Мюнхенское соглашение. Ввод советских войск на территорию Польши в 1939 году - освобождение территорий Украины и Белоруссии. Что касается Прибалтики и Бессарабии, отошедших к СССР в 1940 году, то раньше они входили в состав Российской империи. Финская война была выиграна, в результате чего Советский Союз "получил то, к чему стремился". СССР, возможно, и готовил превентивный удар по Германии, но "при этом Сталин полагал, что следует дождаться сосредоточения войск противника для агрессии, тогда это выглядело бы как мера самообороны, однако летом 1941 года возможностей для таких действий у Сталина еще не было". О депортации народов в годы войны надо говорить с "особой сдержанностью и осторожностью". Признавая факт расстрела польских военнопленных в Катыни сотрудниками НКВД (от чего до сих пор открещивается официальная власть), авторы пишут, что "это был не просто вопрос политической целесообразности, но и ответ за гибель многих (десятков) тысяч красноармейцев в польском плену после войны 1920 года, инициатором которой была не Советская Россия, а Польша".

Не знаю, какими мотивами было обусловлено принятие данной концепции. Возможно, конъюнктурными, но это определенно большой шаг вперед. Российская власть хорошо поняла, что в массовом сознании либеральная трактовка событий российской истории не прижилась, что в обществе существует огромная жажда русского реванша и национального возрождения. Россия долго смаковала подробности трагических событий прошлого, обсасывая такие процессы как голодомор и «большой террор», советско-финская война и пакт Молотова-Риббентропа, индустриализация и коллективизация. И всегда этим событиям давалась однозначно отрицательная, антикоммунистическая, а в конечном счете, антироссийская оценка. Однако давно уже стало фактом, что общество перестало воспринимать Сталина как кровавого тирана и убийцу. И прошедшее летом этого года Интернет-голосование в рамках проекта «имя России» подтверждает данную мысль. В широких слоях общества и, что особенно радует, в учительско-преподавательской среде, заговорили о социальном оптимизме в процессе обучения истории. Выискивая лишь негатив, сосредоточивая внимание на преступлениях – мнимых или реальных – советской власти, поражениях и унижениях России, мы долгое время формировали мировоззрение человека, убежденного в том, что он живет в самой худшей, самой бестолковой из всех стран мира. Сформировавшись как личность, молодой человек, впитавший в себя яд либерального понимания истории, будет воспринимать окружающую среду с позиций внутреннего эмигранта, готового в любой момент дернуть из проклятой страны в землю обетованную, расположенную где-то далеко к западу от российских границ. Видимо российская власть, понимая бесперспективность такого положения вещей, и озаботилась, наконец, разработкой новой концепции истории.

Что касается самой концепции, то она, конечно, далека от идеала. Скажем, ошибочно выставлять виновниками гражданской войны исключительно большевиков, отталкиваясь, видимо, от ставшего неактуальным к октябрю 1917 г. тезиса о «превращении империалистической войны в гражданскую». Виновников гражданской войны можно найти очень много, и большевики в этом списке будут далеко не на первом месте. Белое движение лишь декларативно было националистическим, а на деле полностью зависимым от стран Антанты, которые никак не могли стремиться к национальному возрождению ввергнутой в стихию гражданской войны России. И лишь в результате титанических усилий большевистского руководства, нашедшего поддержку со стороны широких слоев российского общества, удалось отстоять национальную независимость России. Депортацию народов надо не замалчивать, а убедительно показать на фактах, что эти народы вполне заслужили такую меру, и она по тем временам была не только оправданной, но и гуманной. Ведь уже давно всем хорошо известно, что и чеченцы, и ингуши, и крымские татары, и калмыки воевали в  частях войск «вермахта». И сталинская депортация (выселение, а не уничтожение) как раз и позволила этим народам сохранить свой генофонд и не оказаться на грани вырождения, что было бы возможным, если бы мужская часть народонаселения была бы уничтожена физически. И проведена была депортация своевременно. Представьте себе, что было бы, если наступающей Красной Армии пришлось бы противостоять не только немцам, но и их пособникам, стреляющим в спину красноармейцам? И следует отметить в этом процессе роль действительно эффективного управленца Лаврентия Берии, чья реабилитация в общественном сознании, надеюсь, еще впереди.

В понимании истории своей страны, на мой взгляд, нет и не может быть никакого объективного подхода. У каждой страны, каждого народа, каждого человека своя правда. И противоестественными выглядят попытки навязать нам чужую правду, заставить ненавидеть свое больше, чем чужое и любить чужое больше, чем свое. Так уже было в недавнем прошлом и всем нам долго пришлось за это расплачиваться. Надеюсь, такое не повторится больше никогда.

 

Александр Токарев