МЫ ГОТОВЫ К РЕВОЛЮЦИИ

Судя по тому, с какой спешкой кремлядь решила провернуть операцию по изменению Конституции,  а также по той категоричности выражений, в которых она высказалась о недопустимости раскачивания лодки и попытках дестабилизировать положение в стране, властную элиту охватила паника. Одно из ее свидетельств – высказывание некоего Максима Григорьева из Фонда исследования проблем демократии: "Я думаю, что Дмитрий Анатольевич, понимая эту ситуацию и не имея в общем-то иллюзий, специально решил предупредить такие попытки. И именно этим людям и этим группам были адресованы соответствующие слова в послании президента... В качестве примера можно было бы привести явно провокационные действия нацболов Лимонова, которые развешивали на банках призывы к гражданам забирать вклады. Это не безответственность, это гораздо хуже". Поговаривают уже о том, что к журналистам, которые будут освещать финансовый кризис в негативном духе, будут применяться меры юридической ответственности. В Багдаде все спокойно, а кто не согласен  – враг России.

Судя по всему, и сама элита начинает раскалываться. Так, Юрий Лужков выступил недавно за возобновление процедуры выборности губернаторов, а его инициативу поддержали такие региональные аксакалы, как Рахимов и Шаймиев. Вся эта публика не решалась выступать против Кремля аж с 1999 года, с момента создания приснопамятного движения «Отечество-Вся Россия». Однако мэру Москвы недвусмысленно указали на дверь. Дмитрий Медведев отреагировал на мнение Юрия Лужкова так: "Ее (существующей системы) изменение нереалистично и недопустимо. Если кого-то из глав регионов она не устраивает, то они должны понять, что они не являются частными лицами, и они могут подать мне заявление" («Эхо Москвы»). Медведев вновь продемонстрировал, кто является первым лицом в стране и принимает кадровые решения. Теперь отставка засидевшегося в своем кресле мэра представляется вполне реальной. В свою очередь питерская леди Матвиенко выразила решительный протест против выборности губернаторов.  «На сегодня я убеждена, именно эта система наиболее прозрачна и справедлива. А главное - гарантирует приход во власть ответственных людей», - так по сообщению Инернет-газеты "Взгляд" губернатор Петербурга прокомментировала инициативу Юрия Лужкова.

Напротив, инициатива Дмитрия Медведева о продлении президентских и депутатских полномочий находит поддержку и в структурах власти, и в подконтрольной ей Думе. На пленарном заседании 14 ноября лишь 58 депутатов от КПРФ проголосовали против предложенных президентом поправок. На последующих заседаниях депутаты даже колебались, насколько именно увеличить свои срока. Некоторые парламентарии даже считали цифру «7» более удачной. А фракция ЛДПР предложила заодно переименовать президента в «верховного правителя». Интересно заявление по этому поводу первого заместителя руководителя фракции "Единая Россия" в Государственной Думе Татьяны Яковлевой. "Начало работы нового созыва Госдумы всегда тормозят кабинетная рассадка, ремонты и прочее, набор помощников и референтов. В результате примерно полгода депутаты не могут полноценно работать. А под конец исполнения полномочий депутаты опять же около полугода активно готовятся к очередным выборам в Госдуму, проводя максимум времени в регионах", - заявила она, комментируя увеличение срока работы парламента с четырех до пяти лет.

Уже реализуется установка Кремля на поддержку скоморошьих партий-карликов. Речь идет от новоиспеченном детище Кремля, слепленном  из огрызка СПС и виртуальных ДПР и "Гражданской силы" под названием "Правое дело".  «То, что создается по указке Кремля на правом фланге - это стыдобушка. Получается, что прошедшие годы ничему этих политиков не научили. Создание новой правой партии по велению власти – это продолжение постыдной практики "выпечки политических пирожков", - прокомментировал появление нового субъекта лидер КПРФ  Г.А.Зюганов. - Нельзя создать сколько-нибудь серьезную политическую партию без четкой идеологии, без самостоятельных идей. А тут идеи и идеология новым правым будут спускаться из кремлевских кабинетов. Так и хочется сказать им: правые, вы занялись явно не правым и явно неправедным делом».  

Какие выводы можно сделать из вышеизложенного? Неожиданный «демократический» демарш Лужкова сотоварищи объясняется очень просто. Зубры российской политики вроде Шаймиева, Рахимова и Лужкова сперва поддерживали процедуру назначения глав регионов, видя в ней возможность продлить свои властные полномочия. Теперь же, когда эта система стала представлять для них потенциальную угрозу (претендентов на их кресла немало), "зубры" решили сдать назад и вновь говорят о выборах, будучи полностью уверены в своей победе на них. Положение же Валентины Ивановны Матвиенко шаткое. С одной стороны, в Кремле ее позиции весьма слабые: много недоброжелателей, да и с президентом отношения прохладные. С другой - исход выборов в Петербурге непредсказуем. Поэтому на всякий случай лучше против начальства не выступать, а продемонстрировать в очередной раз свою лояльность. Создание политической структуры, чья идеология давно уже потеряла свою популярность среди народа, является лишь манипуляцией Кремля. И здесь, пожалуй, можно согласиться с мнением одного из принципиальных российских либералов Бориса Немцова. «Это союз волка и овцы, точнее – волка и барана. – Охарактеризовал взаимоотношения Кремля и новой партии «Правое дело» бывший лидер Союза Правых Сил. – Союз может существовать, пока волк сытый. Но как только волк оголодает, например, когда цены на нефть упадут, волк этого барана, конечно, съест… В новый проект из Кремля напрямую назначен руководитель аппарата, который решает, кто будет партию возглавлять. Есть хозяин, и есть холоп».

Нужна ли нам всем, пока еще свободным гражданам пока еще демократического и даже правового (по Конституции) государства, такая Дума, где депутаты, пребывающие в стенах властной структуры, путаются в переходах между зданиями, подолгу рассаживаются в кабинетах, месяцами набирают помощников  и референтов? И все это происходит за наш с вами счет, за счет выплачиваемых нами же налогов. Теперь эти толстые ж… хотят усесться в мягкие думские кресла не на четыре, а на  пять (или даже на семь) лет, для того только, чтобы безоговорочно принимать законы, предложенные президентом, чей должностной срок также увеличивается до шести лет, и правительством.

Все это превращает политическое поле в забетонированное пространство, где не растет ничто живое. Все это лишает оппозицию всякой возможности легальной борьбы за власть. В этой связи непонятными кажутся заявления о сплочении российского общества в обстановке внешних угроз. Сплочение в интересах все той же правящей бюрократии, мерзкой кремляди.  Так уже было после Беслана, когда на крови младенцев была ужесточена политическая система Российской Федерации: ликвидирована выборность губернаторов и введен исключительно пропорциональный принцип формирования Думы. Кто выигрывает от всей этой усиленно выстраиваемой вертикали власти? Кто стал богаче от баснословных цен на нефть в путинские годы? Кого и сегодня страшит не сам кризис, а лишь попытки дестабилизации политической обстановки в атмосфере кризиса? Разве остановлен безудержный рост цен, созданы новые рабочие места, повышены зарплаты работникам несчастной бюджетной сферы, стало доступным жилье? И близко этого нет! Выигрывает Система, в руках которой все те же кнут и пряник: то запугивает, то заигрывает; то обольщает, то грозит жесткими мерами. Глобальный финансовый и экономический кризис и вызванное им падение цен на энергоносители в полную силу ударят по России, по мнению экспертов, весной будущего, 2009 года. Тающие резервы и рост безработицы - вот новые проблемы, которых руководители России не знали на протяжении последних 8 лет. И отсюда все эти спешные меры по ужесточению режима.

Есть два основных мнения по поводу реакции оппозиции на происходящее в стране. Первая сводится к сплочению большинства в интересах меньшинства. И с этой точки зрения не следует ни раскачивать лодку, ни пытаться колоть власть в те редкие мгновенья, когда она слаба и уязвима. 

Вторая и, по моему мнению, единственно верная – надо все ломать и крушить! Потому что шансов на эволюционное перерождение российской элиты становится все меньше и меньше. Вместо реализации важнейших национальных проектов, самой властью же и сформулированных, мы получаем лишь ужесточение политического режима.  Граждане лишаются возможности законным образом влиять на судьбу своего государства и контролировать действия власти. Нам, не имеющим ни собственности, ни счетов в крупнейших банках, ни перспектив на будущее в рамках существующей системы, терять нечего. Мы не хотим милости от власти, которой не верим ни на грош. Мы не надеемся на реформы «мудрого» и «доброго» царя. Мы готовы к революции.

Александр Токарев