Ольга Курносова в АстраханиОППОЗИЦИЯ МОЖЕТ ВЗЯТЬ ВЛАСТЬ!

Лидер петербургского отделения Объединенного гражданского фронта Ольга Курносова продолжает посещать Астрахань. Напомним, что Ольга Курносова была задержана в поезде "Астрахань-Санкт-Петербург" 4 октября. Сотрудники линейного управления милиции обнаружили у нее поллитровую банку черной икры. Следователи считают, что икра относилась к разряду запрещенной к продаже, т.е. контрабандной. Мы попросили ее прокомментировать данную ситуацию и ответить на наши вопросы.

 

- Ольга Владимировна, можете прокомментировать ситуацию по делу об икре? Меня просто интересует: это подстава или что?

- Ну конечно, подстава. Я не знаю, кто был конкретным исполнителем. В разных местах это происходит по-разному. Но то, что оперативное планирование осуществлялось спецслужбами – это совершенно точно. Все выглядит очень забавно. Два раза по приезде меня пикетировали «нашисты». Я следователю говорю: «О том, что Вы назначаете следственные действия, кроме Вас, никто не знает».  Я никого не обвиняю, но то, что идет утечка, понятно даже ежу. Есть такие забавные детали. Например, обыскивали в поезде «Астрахань-Петербург» только меня. Можно делать выводы. Сами сержанты милиции прямо утверждали, что у них была четко поставленная задача: обыскать Курносову.

- Меня удивило, что Вас сняли с поезда после Вашего отбытия из Астрахани, а не до приезда. Что-то у спецслужб не сработало.

- Это уже ваша астраханская специфика. Весь день была слежка. Но я списала это на день города: Мало ли какие важные гости у вас тут будут. Я не думала, что моя скромная фигура так заинтересует спецслужбы. Когда мы с нацболами ездили в Томск во время проведения саммита «Россия-Германия», там нас, конечно, всех поперезадерживали. Но так как мы улетали, и они увидели билеты, то нас просто счастливо проводили. И никому не пришло в голову оставлять нас в Томске для продолжения нашей активности. Именно поэтому я стараюсь, чтобы ни один приезд в Астрахань зря не пропадал. Стараюсь максимально активно общаться с различными оппозиционными организациями, знакомить тех, кто ранее не был знаком друг с другом. Такую уникальную возможность провести столько времени в достаточно удаленном от центра регионе, нужно использовать по полной схеме. С этой точки зрения ошибкой спецслужб было оставить меня в Астрахани. Им кажется, что в Петербурге я опаснее, но регионы тоже надо развивать.

- Мне кажется, что именно в регионах реально сотрудничество разнородных политических сил, которое невозможно в центре.

- Почему? В Питере у нас как раз достаточно активно развивается сотрудничество. У нас достаточно тесные отношения и с нацболами, и, например, с «яблочниками». У нас такой опыт есть и мы готовы его пересадить на любую региональную почву. В ближайшее время у нас и с КПРФ наладится сотрудничество, потому что здесь центр как раз поменял руководство, которое лежало именно под региональной властью, под Смольным. А с активистами компартии у нас всегда были нормальные отношения. И я рассчитываю, что сотрудничество у нас наладится. Я считаю, что есть и другой положительный пример. Это прошедший недавно в Астрахани митинг в поддержку политзаключенных. За долгое время это первая, согласованная с властями акция, объединившая различных представителей оппозиции.

- В Астрахани Вы провели все-таки конференцию демократических сил. Какие направления деятельности были определены?

- У нас есть документ «Дорожная карта», где описываются направления нашей работы. Я сторонник совершенно различных форм работы. Это не только митинги, пикеты и массовые акции протеста. Но мне кажется, чтобы привлечь новых людей, стоит проводить, скажем так, культурные акции. Это могут быть музыкальные фестивали, театральные постановки, кинофестивали. Буквально недавно, 23 ноября, мы провели в Петербурге провели премьеру картины Андрея Некрасова «Бунт. Дело Литвиненко». Всем понравилось. Я считаю, что, например, гастрольный тур группы «Телевизор» по регионам мог быть очень интересным.

- Вообще через культуру приобщать к политике намного эффективней. Та же запрещенная ныне НБП создавалась как такой контркультурный проект и только потом стала реальной политической силой.

- Совершенно верно. Поэтому я сторонник развития культурных проектов.

- У меня другой вопрос. Я читал отрывок из вашей программы «300 шагов к свободе» и почти со всем согласен. Но меня смущает один момент. Вам не кажется, что людям совершенно безразлично: есть свободные  выборы или нет, есть гражданские и политические права или нет. Людей интересует: есть у них работа или нет, есть что покушать или нет, имеются ли перспективы на будущее или их нет. Даже либерал Борис Немцов часто признает, что демократия людям не нужна абсолютно.

- Это та вещь, которая происходит постепенно. Вспомним любые активные социальные процессы. Например, отмена льгот. Не знаю, как у вас в Астрахани, но могу сказать по тем событиям, которые разворачивались в Петербурге, что политизация лозунгов происходила в течение считанных часов. Конечно, когда все хорошо, человек считает, что демократия ему не нужна: есть выборы, нет выборов – какая разница? Но если у человека, действительно пропадает работа, если он на свою зарплату не может нормально прожить, то он начинает думать: а почему так? Был у общества некий социальный контракт с Путиным: я вам бабки, какие есть, чуть побольше, чем раньше, а вы мне права. То есть прав у вас не будет никаких, но вы будете есть хлеб с маслом. Но сейчас наступает тот момент, когда Путин этот контракт не может выполнить. Потому что у него на первом месте его друзья олигархи, а вовсе не народ. Поэтому если их деньги они спасут, то народ провалится в яму, это абсолютно точно. И они прекрасно понимают, что как только этот кризис дойдет до каждого десятого человека, на улицу выйдут уже не тысячи, а десятки и стони тысяч. И ОМОН уже с дубинками на народ не пойдет. И власть это прекрасно понимает. Что мы сегодня видим? Уже 52% людей не поддерживает социально-экономическую политику правительства. Но пока у них правительство и Путин – это разные вещи. И рейтинг Медведева и Путина остается тем же. Но это не может продолжаться бесконечно.

- Народ цепляется за Путина и Медведева как за соломинку и не отождествляет их с Системой. Система плохая, а эти два человека хорошие.

- Это все будет продолжаться, пока не станет совсем плохо. Рейтинг Путина и Медведева - это некий рейтинг надежды. И когда она рассыплется в прах, он просто обрушится до нуля.

- Внешне кажется, что Система укрепляется с каждым днем. Вы так не считаете?

- Кризис достаточно глубокий. Сколько бы они не произносили заклинания, реально количество уволенных растет с каждым днем, задержки заработной платы увеличиваются. В Москве и Петербурге увольнения уже существенные. В различных регионах происходит приостановка работы предприятий. Конвейер «Рено» встал, конвейер «АвтоВАЗ» встал. Металлурги, кроме, по-моему, Липецка, тоже все ушли в вынужденные в отпуска. В Кузбассе совсем плохо с выплатой зарплаты. Ситуация очень серьезная, и я не знаю, каким образом они собираются ее выправлять.

-  У оппозиции есть шанс прийти к власти?

- Я считаю, что он увеличивается с каждым днем. В сегодняшних условиях прийти к власти может только объединенная оппозиция. По отдельности сил не хватит ни у кого. В случае краха, падения и ситуации полной растерянности власти, единственный шанс – это создание коалиционного правительства, учитывающего интересы всего народа. Там должны быть и левые, и либералы, и националисты. И если у оппозиции хватит разума договориться между собой, то она вполне может взять власть.

 

Беседовал Александр Токарев.