ШАКАЛЬЕ В МЕНТОВСКИХ ПОГОНАХвот она, эта "дама"

менты против народаВпервые я стал потерпевшим. Пострадал не от уличного хулигана, вора-карманника или пьяного дебошира. Не под покровом ночи где-то в подворотне. Средь бела дня, при всем честном народа, а главное – в присутствии многочисленных сотрудников милиции, руководил которыми подполковник С.А. Суслин (кто не знает, и.о. начальника отдела обеспечения общественной безопасности УВД Астраханской области), неизвестная, но очень решительная дама подходит ко мне и выбывает из рук фотоаппарат, на который я записывал мероприятие «Стратегии-31» в Астрахани. Это вообще как?!
Резкая дама не представилась ни сразу, ни потом. Кто она, какие задачи там выполняла, каков ее статус, пока остается загадкой. Как и то, почему сотрудники милиции со своей атаманшей пресекли проведение одиночного пикета, для проведения которого не требуется уведомления? Впрочем, даже это не важно.
Вдумайтесь, на глазах нескольких десятков людей, при полном попустительстве милиции совершается правонарушение, за которое следует привлекать к уголовной ответственности. Вместо этого граждане в синих рубашках с фуражками на головах стоят и делают вид, что ничего не произошло. Приходится «02» и вызывать наряд милиции, и теперь дело будет рассматривать всего-навсего участковый, которому невдомек, как такое могло произойти. Произошло.
Я не буду сейчас перечислять те права человека и гражданина, которые были нарушены на мероприятии. Но если сотрудники милиции ведут себя столь неподобающим образом, просто засовывая языки в свои толстые зады, и молча кивая головами, гладя на происходящие на их глазах правонарушения, то это уже не милиционеры. Это даже не цепные псы режима. Это позорные шакалы, по сравнению с которыми даже киплинговый Табаки достопочтенный джентльмен. Допускаю, что многим из них, если не всем, в глубине души было стыдно за свое гнусное молчание. Что ни в коей мере не является оправданием сей гнусности.
И последнее. У меня были до сей поры сомнения в необходимость отстаивать свои политические права, принося себя в жертву. На этот счет я не раз высказывал сомнения. Но теперь…
Если наше государство по Конституции действительно является демократическим (!), правовым (!) и даже с республиканской формой правления, то я вынужден демократически отстаивать свои гражданские права ненасильственным образом и действуя в правовом поле.
Если же мы живем в фашистском государстве, где повсеместно нарушаются права и свободы граждан, а Конституция – не самая удачная туалетная бумага, то будем искать другие формы борьбы. Полицаям мало не покажется.
 

Александр Токарев, "Астраханская правда" № 21 (798) 2 июня 2010