В СВОЕЙ ПОБЕДЕ НЕ СОМНЕВАЕМСЯ

От имени всех, кто был оскорблён, оболган и унижен

 

Затянувшийся конфликт с изданием «Факт и компромат» и конкретно с его редактором Глебом Ивановым стал предметом обсуждения  в самых разных кругах среди самых разных людей. Уже больше года на страницах «ФиКа» продолжается кампания в отношении меня, которую иначе, чем грязной –  клеветнической и оскорбительной – назвать не могу. Считаю, что, выполняя политический заказ, а также руководствуясь личной ко мне неприязнью (о её наличии Иванов открыто заявлял даже в суде), редактор «ФиКа» давно превратил газету в инструмент для сведения личных счётов со своими личными врагами. А их число с каждым днём увеличивается.

Но этим дело не ограничивается. Иванов постоянно втягивает в конфликт не только правоохранительные органы, куда пишет на меня всяческие нелепые заявления. Невольно участниками конфликта стали люди, в чьи планы это никак не входило, кто стоял до этого в стороне. Я человек публичный, и всегда готов к конструктивной критике и осмысленной дискуссии. К тому же, иронически воспринимая действительность,  все ивановские писания в «Факте» готов был считать собственным пиаром. Ведь, если уделяют столько внимания, значит, это кому-то нужно, значит, у кого-то я как бельмо на глазу. Не это ли показатель возросшей значимости?

Но вот что я совсем не могу принять, понять и простить, так это когда нарушаются не столько писаные законы, сколько  общепринятые нормы, которые обычно усваиваются всеми в детском и подростковом возрасте. Представления о том, что можно и что совсем нельзя. Пусть кто-то называет их понятиями, кто-то – морально-нравственными принципами, но в той или иной степени их соблюдают или должны соблюдать все. Не таков гражданин Иванов. Этому позволено всё и в отношении всех. И мне всё равно, издержки ли это воспитания или проявления психической болезни. Если вор должен сидеть в тюрьме, то психически нездоровый человек обязан лечиться. А если он таковым не является, пусть отвечает за свои слова и дела так же, как все.

По-видимому, Иванов не рассчитывал на то, что рано или поздно придётся держать ответ. Думал, что его и дальше будут прикрывать его покровители во власти. Но, видимо, всему приходит конец.  В том числе,  и деятельности Иванова.

На одном из судебных заседаний подсудимый Иванов обмолвился, что у Токарева-де было право на ответ в его же издании, но он им не воспользовался. Да, был. Но на самом деле очень трудно полемизировать с тем нагромождением абсурдной лжи, что содержится в многочисленных публикациях, посвящённых моей скромной персоне. Прежде всего, потому, что во всех этих публикациях нет даже почвы для полемики, в них нет критики – только абсурдные обвинения, клевета и оскорбления. Поэтому опровергать «фиковские» тексты я согласен и буду лишь в суде, выслушивать контрдоводы – тоже.

Но, как уже было сказано, в конфликт были втянуты и иные лица. А раз втянуты,  значит, подвергнуты всё той же гнусной травле, что и я.

Несколько лет назад судьба свела меня с замечательным человеком, красивой и умной женщиной – Вероникой Романовной Карпычевой-Петровой. Думаю, немало найдётся людей, кому она помогла конкретными делами, кого выручила в трудной ситуации или просто морально поддержала, являясь главой регионального отделения Общероссийского общественного движения «За права человека».

Даже при первом с ней знакомстве я поразился её рассудительности, здравомыслию и в то же время смелости и твёрдости в отстаивании собственной позиции. Хотя до осени прошлого года наши встречи носили эпизодический характер (проведение мероприятия в поддержку политзаключённых, обсуждение совместных проектов и т.д.), но уже тогда меня удивило, каким авторитетом она пользуется в самых разных кругах  – от представителей оппозиции до высокопоставленных чинов МВД.

Но по-настоящему в новом свете она предстала передо мной, когда взялась защищать меня в уголовном процессе по делу об оскорблении представителя власти. Напомню, что тогда, в 2010-м я из потерпевшего, которому чиновница разбила фотоаппарат, стал обвиняемым по делу об оскорблении милиции.

Оценив ситуацию, имея опыт противодействия шитым белыми нитками делам, Вероника Романовна сама решила обжаловать постановление о возбуждении дела в районном и областном судах, а после того, как эти попытки не увенчались успехом,  стала моим защитником в суде. Скажу сразу, что сделала она это практически бескорыстно, видя несправедливость в том, что человек, которого спровоцировали, который просто погорячился, оказался в судебно-следственных тисках.

Обладая обострённым чувством справедливости, Вероника Романовна билась до конца, так, как будто считала это делом чести. Наверное, так и было. Вновь и вновь пыталась совершить невозможное. И порой казалось, что победа близка. Но силы, как это часто бывает,  были чудовищно неравны. Против нас была целая система. Но даже то, что было сделано, – это в какой-то степени победа. Мы уступили там, где можно было это допустить, не потеряв лица. И если удалось отделаться не слишком суровым наказанием в виде штрафа в 20 тысяч, то это целиком и полностью её заслуга (прокурор просил для меня исправительные работы).

Но, как оказалось,  вся борьба была впереди. И когда я в смятении приходил к ней после дальнейших следовательских наездов (в отношении меня пытались возбудить второе уголовное дело, на сей раз – по заявлению Иванова), она приводила меня в чувство, расставляла всё по своим местам, давала веру в победу. И это действовало! Ход событий принимал совсем не тот оборот, каким он виделся нашим противникам. Воодушевлённый и ободрённый, я вновь ввязывался в драку.

Поняв, насколько коварен, изощрён и непорядочен наш враг, мы решили действовать. В рамках закона наказать тех, кто взял на себя слишком много, но не желает нести за это ответственности. Но тут Вероника Романовна неожиданно сама попала под удар. Практически безупречная репутация женщины не помешала писакам из «ФиКа» обвинить её в нелепых, да, собственно, и несуществующих грехах, попытаться выставить в дурном свете. Нет смысла разбирать в деталях все эти дурно пахнущие публикации. Они остались бы на совести их авторов, если бы таковая у них была.

Конечно, людям, не отягощённым совестью и нравственными принципами, трудно понять, что своими действиями они дискредитируют и оскорбляют прежде всего себя. Зато все остальные это прекрасно понимают. Но зло должно быть наказано. А значит, борьба будет продолжаться. Теперь уже в суде. И, несмотря на все препятствия, на неверие некоторых окружающих нас людей в успех наших начинаний, на угрозы и запугивания, уже удалось добиться определённых положительных сдвигов.

Я видел эту женщину в разных ситуациях. И должен сказать, что далеко не каждый мужчина обладает такими сильными качествами, такой несокрушимой твёрдостью и волей к победе, как она. Если ей бросают вызов, она его принимает и бьётся насмерть. И неважно, кто перед ней – простой следователь, полковник милиции или прокурор области. Если есть убеждённость в правоте своих взглядов, есть воодушевление и вера в торжество справедливости, то нет такой силы, которая была бы способна её остановить. И мало найдётся дел, за которые она взялась, но которые проиграла.

К сожалению, сегодня она практически не пишет, целиком погрузившись в дела судебные. А ведь когда-то она была блестящим журналистом, талантливым автором, коих так мало в провинциальных городах, вроде нашего. Каждое действие, каждая написанная статья или сделанное заявление, по её мнению, должно иметь осязаемый результат. И имеют! Как этого не хватает всем нам, чьи публикации служат по большей части для выпускания пара.

Я многому научился от неё. Осторожности, но в то же время твёрдости. И теперь знаю, как правильно поступать в той или иной ситуации, как не дать заманить себя в сети, спровоцировать на поступки, о которых после будешь жалеть. И как всё-таки жаль, что судьба не свела нас ранее. Стольких ошибок можно было бы избежать!

Мерзкие публикации в «Факте и компромате», посвящённые Веронике Карпычевой, продублированные также в сети Интернет с ещё более мерзкими комментариями, надо полагать, тех же авторов, я считаю оскорблением и в свой адрес. А поэтому о прощении и примирении речи быть не может. Наше правое дело мы доведём до конца. И что особенно радует, так это то, что число наших единомышленников с каждым днём увеличивается. Мы находим понимание и поддержку в самых разных кругах. Новые сторонники находятся там, где мы того и не ожидали. А потому и победы следуют одна за другой.

Мы твёрдо убеждены, что СМИ, подобные «Факту и компромату, не должны существовать. И дело здесь совсем не во взаимной личной неприязни Токарева и Иванова. Считаю, что Иванов и его «Факт» – это позор и для журналистики как таковой.  Поскольку, на мой взгляд, именно стараниями таких редакторов и авторов понятия «журналист» и «проститутка» стали синонимами. Мы обвиняем Иванова от имени всех тех, кто был оскорблён, оболган и унижен им в его газете. Чьё имя смешали с грязью, чью репутацию пытались подмочить подмётными публикациями. Думаем, таких найдётся немало. И если кто-то не имеет желания или сил бороться со злом, берём это на себя. У нас уже нет иного выхода. Мы верим, что число наших активных сторонников, воодушевлённых первыми успехами, возрастёт.  А в своей победе мы не сомневаемся.

 

Александр Токарев,

помощник депутата Госдумы ФС РФ

«Астраханская правда», №31 от 11 августа 2011 г.